Перейти к основному содержанию
Включайся в группу ЗОВ в Facebook Включайся в группу ЗОВ В Контакте Включайся в группу ЗОВ в Одноклассниках Подпишись на видеоканал важных новостей ЗОВ на Youtube

Не грузится страница – замени .info на .su

Меж прошлым и необходимым будущим

Олег Миронов

ПОСТСОВЕТСКАЯ НАЦИЯ

Сегодня мы можем говорить о существовании огромной постсоветской метанации. Выходцы из Советского Союза и стран СНГ с определенным культурным кодом.

Это признание святости Победы в Великой Отечественной Войне и логически выходящий из этого милитаризм. Неприятие трансгендерной идеологии толерантности. Светский гуманизм с признанием права человека исповедовать любую религию и идеологию, если это не мешает другим членам общества. Терпимость. Терпимость как противопоставление толерантности.

Толерантность – это приятие чужой нормы наравне со своей нормой, включение чужой нормы в свою. Терпимость – это принятие чужой нормы, как возможной для взаимодействия, но не принятие как части своей. В данном контексте вполне реален диалог и даже совместная деятельность казалось бы непримиримых идеологических врагов. Это показал 93-й год, когда на одной баррикаде оказались имперские и красные знамëна, и, как нельзя лучше, показала это Новороссия, когда такие разные люди, как Мозговой и Стрелков, вполне успешно делали одно великое и сложное дело. На данном историческом этапе это безусловное наше преимущество. Русская соборность в противовес европейскому демократизму.

В 2017-м Дед мне рассказал, что он интересовался вопросом русских иммигрантов в западных странах. Во всех странах выходцы из Советского Союза и стран СНГ всегда голосуют за консервативные политические силы. Там социология за этим очень внимательно следит и фиксирует.

Постсоветская нация консервативна.

Можно было бы поставить знак равенства между русским миром и постсоветской нацией. Если бы не некоторые «но».

Советский Союз включал в себя не только русскую нацию, на гербе СССР были надписи на 15-ти языках. Добавьте сюда население стран ОВД. Давно замечена и исследуется в наши дни разница в менталитете между «осси» и «весси» – одной германской нации, но прожившей всего два поколения через границу, где одна часть жила под влиянием Америки, а вторая под влиянием Советского Союза.

Сюда я бы отнёс и русскоязычное население Израиля.

Один грузин-бродяга, сидевший, было дело, в европейской тюрьме, рассказывал мне, что с определëнного момента, в европейских тюрьмах выходцев из СССР стали сажать отдельно от всех других зеков. И называть эти отдельные корпуса «русскими корпусами». Постсоветские зэки непоправимо шатают режим и учат всех остальных противостоять администрации тюрьмы именно по правилам нашего евразийского общежития. И у нас получается. Там, где есть мы, там нет Европы. Даже если постсоветские люди сидят в тюрьме. Вокруг Европа, а в русских корпусах – наш евразийский постсоветский уклад.

Это всё – наши агенты влияния в международной политике, наша мягкая и жесткая сила.

Русская нация – это костяк, стержень постсоветской нации, но это не тождественные явления.

Почему «пост-»? При всей ностальгии к Советскому Союзу и признании генетического родства с, по меткому выражению Деда, «нашим Древним Римом», на самом деле мало кто хочет полного и безапелляционного возврата к прежним устоям с цензурой, бюрократизмом и коммунистической заиделогизированностью. Причём разные люди, живущие зачастую через стенку панельной хрущëвки, акцентируют внимание на одном из пунктов. Но при этом вполне могут ходить друг к другу стрелять сигареты и приглашать друг друга на застолья.

Постсоветская нация прошла жёсткие и, видимо, безвозвратные метаморфозы в период времени после «величайшей геополитической катастрофы ХХ века». Причём метаморфозы происходили в разных направлениях и с разной интенсивностью. Ближе всего к советской нации остались, наверное, белорусы, наименее, наверное, таджики. Не менее половины ИГИЛовцев на взлëте этого квазигосударства (ИГИЛ – запрещëнная на территории РФ организация) – были таджики.

Надо признать, что либеральная составляющая в менталитете постсоветской нации сильна и неизвлекаема. Плохо, что это западническое направление русской мысли стало агентом влияния Запада. Либерал-патриотов, с кем не зазорно пожать руку, к сожалению, очень мало. Но они есть. И если навальные, немцовы и шендеровичи – «чужие», сами отказавшиеся от своих корней, перешедшие на сторону врага, то тех либералов, которые разделяют патриотическое отношение к России, я, честно говоря, и не назову, кроме разве что Шевчука. Но на бытовом уровне, идеи свободы слова, совести и личного успеха за счёт своей предпринимательской жилки, трудолюбия и таланта – на самом деле укоренены в постсоветском менталитете. И вполне естественно соседствуют с трепетным отношением к бессмертному полку и гордостью за Гагарина. Это если говорить о простых людях, кто складывает своё отношение к визави и окружающему миру на основании впечатления от личности и ситуации, а не от тех ярлыков, которые висят на этой личности и ситуации. Постсоветская нация получила в ХХ веке прививку от тоталитаризма. В первую очередь от тоталитаризма мысли.

Политическое сознание так или иначе тоталитарно. Оно всех субъектов общества пытается вставить в систему политических координат. Сознание политического активиста так или иначе подвержено как партийной дисциплине, так и элементарным политическим стереотипам.

Также метаморфозы произошли и по вектору национального самосознания. Армянин, выросший в Советском Союзе, и армянин, член диаспоры какой-нибудь страны, не республики бывшего СССР – малосхожие между собой люди. Но выходец из бывшей республики СССР себя не осознаёт и в качестве советского человека, чьей столицей была Москва и только Москва.

Так что и «советской» нашу метанацию не назвать. Либерализм и национализм в разных конфигурациях и силе воздействия неизвлекаемо в нас встроились.

И чем раньше произойдёт осознание себя, подобно англоязычному миру, как метанации, тем будет лучше. И, конечно же, это осознание будет неразрывно связано с новыми геополитическими реалиями. Если не появится СССР 2.0, то появится, обязана появиться, новая конфигурация международных союзов и альянсов. Основанная на общности экономических и политических интересов и сцементированная общей советской генетикой.

Может быть, это будет Конфедерация, СНГ, как он задумывался и планировался в конце 80-х. Может быть, что-то ещё невиданное в Истории. Мы умеем удивлять. Иногда даже самих себя.

И русская нация со своими традициями терпимости (не толерантности!), со своим имперским самосознанием, только и может быть ядром постсоветской метанации.

Необходимо отойти от узконационального понимания имперского строительства. Русские – первые среди равных наций, но уже не народ, диктующий свои условия другим народам, скорее старший брат, чьё слово весомее, но которое не обязательно – последняя инстанция.

Я был свидетелем, как в общей комнате барака мордовского лагеря таджик, чеченец и дагестанец обсуждали Коран. Обсуждали они его на русском языке лишь с небольшим вкраплением арабских, чисто религиозных, слов касающихся обрядовой части культа. Примерно как греческие слова в православии, а латинские в католицизме.

В гостинице «Прага», в Донецке, уже на войне, я был свидетелем, как два чеха объясняли служебные моменты испанцу. Делали они это на русском языке.

Но они не перестали от этого быть таджиком, дагестанцем и чеченцем; чехами и испанцем.

Евразия открыта для всех, если ты сам готов для Евразии.

Россия – всё. Остальное – ничто.

 

Боргил Храванон

ВООРУЖАЙТЕСЬ!

 
       Обогащайтесь!
              Николай Бухарин

       Это я, может быть, превращусь в горстку пепла…
              Леонид Мартынов

 
       Исчерпывающая,
Неодолимо легитимизирующая
              Оценка
Красного
       Советского
              Проекта
       Моя
              Такова:

Они хотя бы попытались.

Всё прочее
Нетрудно подвести под монастырь
       Сомнений
(Сильная это штука -
       Сомнения).
Даже сейчас.
       И не труднее будет
Подвести под те же
Бесконечно-безначальные сомнения
Даже после
Вот этого
              Самого вот
     «Сейчас».

Если я не участвую, то кто я? *
Если мы даже не попытались -
       То кто
              Мы?

Они хотя бы попытались -

Последняя,
       Самая маленькая
И единственно надёжная
       Горстка
              Пепла:
       Из неё
Красный Феникс
Возродится,
       Чтобы возвратиться
Столько раз,
       Сколько попыток
Ещё
       Понадобится
              Ему
До полной и окончательной

       Победы.

Над (тысяче)
       Тысячелетним Прежде
И над сомнениями.

Беднея ли,
              Обогащаясь -
На Будущее
Вооружайтесь
Моей оценкой
       Красного
       Советского
       Проекта.

* Антуан де Сент-Экзюпери

Источники: ВКонтакте, Стихи Ру

Аватар пользователя Пономарёв И.

12 июня: Москва слегка, но похорошела

Дарья Митина

12 июня 2021

И это правильно

В первый раз за долгое время хочется поблагодарить Правительство Москвы.

Походила сегодня по родному Бауманскому району, проехала до Парка культуры, походила по Зубовскому бульвару, вернулась обратно    –    ни одного государственного флага не увидела. Раньше в этот день всегда вывешивали, сегодня не встретился ни один. Поумнели, что ли.